какого я не знаю, но мне сегодня вспомнилось как в детстве мы просили бабушку рассказать стихотворение, первые строчки которого я запомнил очень. собирались мы у дивана в средней комнате. можно педставить, что это была зима. какие-нибудь зимние каникулы. когда новый год прошёл или ещё и не наступал. точно помню что был вечер. на спинке дивана стояла лампа, пластиковый абажур которой сейчас уже пришёл в негодность и заменён на тинковскую поеботину. светил он очень уютно. так же уютно пахло. либо елью. либо выпечкой. либо каким-нибудь сухоцветом. а скорее всего всем сразу. и тут бабушка каким-то невероятным образом творила волшебство из обычного текста русской поэзии. усрутся в муках повторить, но всё же не смогут великие актёры такую особую интонацию.



Однажды, в студеную зимнюю пору,
Я из лесу вышел; был сильный мороз.
Гляжу, поднимается медленно в гору
Лошадка, везущая хворосту воз.




И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах... а сам с ноготок!




— Здорово, парнище!— «Ступай себе мимо!»
— Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда дровишки?— «Из лесу, вестимо;
Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».
(В лесу раздавался топор дровосека.)
— А что, у отца-то большая семья?
«Семья-то большая, да два человека
Всего мужиков-то: отец мой да я...»
— Так вон оно что! А как звать тебя?— «Власом».
— А кой тебе годик?— «Шестой миновал...
Ну, мертвая!» — крикнул малюточка басом,
Рванул под уздцы и быстрей зашагал.





На эту картину так солнце светило,
Ребенок был так уморительно мал,
Как будто все это картонное было,
Как будто бы в детский театр я попал!
Но мальчик был мальчик живой, настоящий,
И дровни, и хворост, и пегонький конь,
И снег, до окошек деревни лежащий,
И зимнего солнца холодный огонь —
Все, все настоящее русское было,
С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы,
Что русской душе так мучительно мило,
Что русские мысли вселяет в умы,
Те честные мысли, которым нет воли,
Которым нет смерти — дави не дави,
В которых так много и злобы и боли,
В которых так много любви!


Играйте же, дети! Растите на воле!
На то вам и красное детство дано,
Чтоб вечно любить это скудное поле,
Чтоб вечно вам милым казалось оно.
Храните свое вековое наследство,
Любите свой хлеб трудовой —
И пусть обаянье поэзии детства
Проводит вас в недра землицы родной!..


Н. Некрасов "Крестьянские дети"
1861 г.




плюсуя воспоминания к общему мерзляковому состоянию из-за непревычных 10-15 для сентября, ощущение зимы в голове и вотздесь всё отчётливей.